Robert Plant «Sixty Six To Timbuktu»

Robert Plant «Sixty Six To Timbuktu»

Atlantic, 2003

Можно предвидеть первичное разочарование поклонников: ведь вместо обещанного нового материала Плант выпустил антологию старого, что в контексте недавних архивных релизов LED ZEPPELIN может показаться и творческой усталостью, и попросту игрой на нервах. Но, во-первых, движение Планта к корням было заявлено еще альбомом «Dreamland», и оно вовсе не разило плесенью, а, напротив, обернулось настоящим фейерверком свежих идей. А во-вторых, открытий и неожиданностей в этой 35-песенной подборке гораздо больше, чем кажется при поверхностном осмотре. Даже первый из двух дисков, занятый выдержками из сольных пластинок Планта, на проверку не оказывается банальным «The best of» — хотя бы потому, что песни подобраны сообразно личным вкусам автора, не всегда совпадающим с позициями в чартах, а еще потому, что две из них даны в неканонических вариантах – «Song To The Siren» как radioedit, «I Believe» как alternative take; две – «Promised Land» и «Dirt In A Hole» — входили, конечно, в альбомы «Fate Of Nations» и «Dreamland», да не везде, а «Upside Down» (предназначенная для «Now & Zen») вовсе не издавалась (совершенно напрасно). Как результат — и удовольствие, и польза, и повод для размышлений о Планте и о его оценке собственного творчества.

Впрочем, второй диск этих поводов дает куда больше — я уж не говорю об экстазе коллекционеров, получивших в одной пластинке все, что по отдельности можно безуспешно разыскивать годами: би-сайды сольных синглов, ранние демо, песни для сборников, саундтреков, трибьютов… Сборник демонстрирует все, что случалось с Плантом до и после LED ZEPPELIN — от первых синглов с LISTEN, наивных и отнюдь не самобытных, через предцеппелиновский остроблюзовый период работы в BAND OF JOY («Hey Joe», гораздо более ортодоксальная, чем в «Dreamland», и «For What It’s Worth») и в бэнде Алексиса Корнера — к ретро-стилизациям середины 80-х и причудливым каверам середины 90-х, к языческому биту AFRO CELT SOUNDSYSTEM («Life Begin Again», отсылающая, кроме всего прочего, еще и к «The Battle Of Evermore») и концерту в пустыне Мали, где «Win My Train Fare Home», написанная год назад, кажется древнее неба и земли… Если первый том выверен и выстроен по звуку и драматургии, то второй подчеркнуто эклектичен, но он несет в себе главную идею, о которой Плант говорит и в буклете: музыка — едина. Это магия, собранная по крупицам со всего мира, и оживающая в переплетении черного блюза и белого фолка, калифорнийского психодела и марокканской экзотики… Только так, только вместе: «Louie, Louie» Чака Берри в протогаражной манере THE KINKS; «Let’s Have A Party» Робинсона как жесткое гитарное безумие; британская пастораль, возрожденная в каверах на классику MOBY GRAPE, и бристольский трип-хоп, всплывающий в «Rude World» — песне, записанной с Пейджем в память о техасском гитаристе (и чешском эмигранте) Райнере Птачеке; THE DOORS vs. Роберт Джонсон… Всего полно, но ничего не слишком — во всех перечисленных (и не упомянутых) вещах Планту не изменило чувство меры. Он безупречный кавермейкер, потому что в каждой из чужих песен, сыгранных и спетых в строго узнаваемой, собственной манере, поставленных с ног на голову и вывернутых наизнанку, сохранил в неприкосновенности дух и суть. Он интереснейший автор — потому что, соблюдая генеральную линию, заданную голосом и творческой индивидуальностью, до сих пор открыт влияниям со всех сторон света, а, значит, любит и умеет преподносить сюрпризы, оставаясь при этом собой. В любой стране и с любыми музыкантами.

Подводя итоги за 37 лет, Плант не ставит финальной точки — недаром же антология заканчивается записью концертной, а не студийной. Впереди еще многое; простор открыт — и ничего святого. Кроме музыки, конечно.

Екатерина Борисова
Опубликовано в журнале FUZZ №3/2004

Tagged with: ,