Офра Хаза

Ofra Haza

Есть такое словосочетание – «арабский попс». Само по себе оно ничем не дурно: в каждой стране есть эстрадная музыка, есть она и на Ближнем Востоке. Плохо то, что к «арабскому попсу» зачастую причисляют любую красивую песню с восточным колоритом, не обращая внимание ни на суть звучащего, ни на личность исполнителя. Так в общую кучу мешаются древний фольклор и дешевые подделки под него, этника и эстрада, однодневки и подлинные шедевры. А ведь отличить одно от другого очень просто: если исполнитель получает международное признание, работает с уважаемыми музыкантами, если, наконец, его слава и его музыка переживают его самого — значит, попс тут и не ночевал. И Офра Хаза тоже не имеет к «арабскому попсу» никакого отношения. Хотя многие считают иначе.

У этих многих есть свои аргументы: Офра Хаза впервые получила признание на конкурсе «Евровидения», а последнюю ее пластинку продюсировал Франк Петерсон, известный по сотрудничеству с Сарой Брайтман и ENIGMA; ее называли «ближневосточной Мадонной», ее записи часто имеют танцевальный оттенок и заносятся в категорию world beat. Кроме того, Офра Хаза была ослепительно красива, что для рок-певиц, уж признаемся, не характерно. Впрочем, рокершей она никогда себя не считала — даром что над альбомом «Kirya» с ней работали Игги Поп и Дон Уоз, даром, что ее голос украсил одну из самых известных песен THE SISTERS OF MERCY «Temple Of Love», а сэмплы из ее первого международного хита «Im Nin’Alu» использовали COLDCUT и Erik B. & Rakim. Несмотря на оглушительный успех, Офра Хаза не гонялась ни за славой, ни за актуальными определениями, считая себя в первую очередь дочерью своего народа, хранительницей и пропагандисткой его древней культуры.

Офра Хаза родилась 19 ноября 1957 года (некоторые источники называют годом ее рождения 1959-й, но мемориальные сайты не дадут соврать). Она была младшей в многодетной семье йеменских беженцев, поселившейся в Хатикве — бедном квартале Тель-Авива. Голос и страсть к пению девочка унаследовала от матери, известной в Йемене исполнительницы народных песен. С 12 лет Офра играла в театре, пройдя путь от массовки к главным ролям во многих постановках, а после службы в армии задумалась о певческой карьере. Ее продюсером стал Бецалель Алони, режиссер театра, который с первой встречи поверил в успех своей подопечной.

Дальше были роли в музыкальных фильмах, песни, которые принесли Офре любовь всего Израиля, сольные альбомы и тот самый конкурс «Евровидения» в Мюнхене в 1983 году, где Офра заняла второе место и вернулась домой звездой европейского масштаба. Популярность не мешала ей (а даже помогала) вести активную общественную жизнь — писать статьи в газету «Маарив» на социальные темы и вести радиопередачу. Позже, уже получив всемирное признание, Офра Хаза участвовала в акции «Музыканты мира за мир» (1991), снявшись в видеоролике на песню Джона Леннона «Give Peace A Chance», а в декабре 1994 года выступила вместе с Шинейд О’Коннор в Осло на церемонии награждения Нобелевской премией мира премьер-министра Израиля Ицхака Рабина.

Примечательно, что первый альбом Офры Хазы, получивший известность за пределами родной страны, «Shirey Teyman» 1985 года (переиздававшийся под названиями «Yemenite Songs» и «Fifty Gates Of Wisdom»), не содержал ни одной композиции на английском языке: все они были или народными йеменскими песнями, или стихами средневекового поэта Шалома Шабази, положенными на музыку самой Офрой. В дальнейшем она пела на английском — в альбомах «Desert Wind» и «Kirya» (номинированном на «Грэмми»), но в этом не было желания подстроиться под рынок — Офра исполняла свои песни и на немецком, французском, испанском, греческом, стремясь рассказать миру о том, чем жила: о своем народе, его обычаях, преданиях и насущных проблемах. Возможно, если б все это пелось хриплым мужским голосом, слушатели лучше поняли бы мессидж; зато великолепный вокал Офры покорял сердца тех, кому до мессиджа не было никакого дела.

В середине 90-х Офра Хаза практически ушла со сцены, записала всего один альбом и появлялась в основном в саундтреках — к таким разным фильмам как «Дикая орхидея», «Королева Марго», «Принц Египта» и «Гувернантка». Она вышла замуж за бизнесмена Дорона Ашкенази и хотела посвятить себя семье. Но, чудом выжив в двух авиакатастрофах, играя в юности спектакли чуть ли не под бомбежками, Офра Хаза не могла ожидать, что убьет ее в итоге замужество: Ашкенази заразил ее СПИДом, от которого 23 февраля 2000 года певица и скончалась. Она не хотела, чтобы об истинных причинах ее гибели стало широко известно, поэтому в официальных сообщениях фигурируют то пневмония, то инфаркт. Да и не столь это важно, действительно, от чего человек умер. Важнее — чем он запомнился людям и что им оставил.

Екатерина Борисова
Опубликовано в журнале FUZZ №11/2007 в рубрике «Человек месяца»