Joan Baez «Day After Tomorrow»

Joan Baez «Day After Tomorrow»

Proper, 2008

Кто остановит войну?

Ее голос до сих пор чаще всего называют голосом протеста, а ее имя в первую очередь связывают с движением за гражданские свободы и антивоенными выступлениями. Если в стандартных биографиях музыкантов обычно пишут о том, во сколько лет им подарили первую гитару и в каких школьных ансамблях они выступали — о ней пишут, в каком году она услышала лекции Мартина Лютера Кинга о ненасильственном сопротивлении.

В жизни Джоан Баэз музыка всегда играла роль инструмента, одного из средств выражения ее идей и устремлений, а политика была важнее шоу-бизнеса. Она одной из первых сумела доказать, что популярный музыкант действительно может обладать существенным весом в обществе, и с ее мнением просто не могли не считаться. Существует легенда, что ее реплики между песнями на концерте в Японии специально искажались местным переводчиком под давлением ЦРУ. Ее диски было запрещено продавать в армейских магазинах Америки из-за пацифистских заявлений Баэз, а когда она была повторно арестована вместе с другими демонстрантами за блокирование входа в Призывной центр вооруженных сил в Окленде и попала в тюрьму сроком на 90 дней, ее досрочно освободили через месяц — власти вполне обоснованно опасались беспорядков и выступлений среди заключенных. И в этом не было ничего удивительного.

Ее карьера фолк-певицы была головокружительной. Первый альбом — сборник из 13 традиционных песен — вышел в 1960-м, а два года спустя ее портрет уже украшал обложку журнала Time. Еще через год она первый раз номинировалась на «Грэмми». Наравне с Бобом Диланом, которого Джоан Баэз всеми силами поддерживала, она стала одним из знаковых лиц фолк-бума 60-х, но, даже впоследствии переключившись сначала на кантри, а потом на рок- и поп-музыку и начав писать собственные песни, Баэз так никогда и не рассталась с имиджем певицы протеста.

Как и у многих крупных звезд того времени, карьера Баэз в дальнейшие годы протекала не столь бурно, и в какой-то момент она даже испытывала затруднения в поисках лейбла для выпуска своих пластинок, но сейчас, когда политика ее страны снова вызывает самые неоднозначные реакции, ее старые альбомы вновь звучат как никогда актуально.

24-й по счету студийный диск Баэз «Day After Tomorrow» записывался в Нэшвилле, и все песни для альбома — а в кредитах значатся и Элвис Костелло, и Патти Гриффин, и Том Уэйтс — выбирались так, чтобы они были максимально похожи на те, что Джоан записывала в начале 60-х. Например, песня «Scarlet Tide», написанная Костелло и Ти-Боун Бернеттом для саундтрека к фильму «Холодная гора», в свое время была специально стилизована под народные песни XIX века. Продюсером пластинки стал сонграйтер Стив Ирл, чью «Christmas In Washington» Джоан уже записывала для своего предыдущего студийного альбома «Dark Chords On A Big Guitar». На новом диске Джоан звучат три его песни. Две из них – «God Is God» и «I Am A Wanderer» — написаны специально для нее. И, конечно же, Баэз не могла обойтись без антивоенных вещей. Это, в первую очередь, заглавная «Day After Tomorrow» Тома Уэйтса и Кэтлин Бреннан, и «Henry Russell’s Last Words» Дайаны Джонс.

«Day After Tomorrow» — это тихая и немного грустная работа женщины, которая, может быть, в свои 67 лет уже и устала бороться с проблемами окружающего мира, но так и не разучилась думать и говорить о них. Ее голос, который когда-то невозможно было перепутать ни с чьим другим, основательно потрепали годы, но в нем все еще есть внутренняя сила и твердость. А еще та глубина, которая приходит только с возрастом и опытом. И если вам нужны доказательства того, что красиво и достойно стареть могут не только чернокожие блюзмены, то я не знаю примера лучше.

Людмила Ребрина

Tagged with: