Трики. Обыкновенное безумие

Москва, «Клуб B1 Maximum», 21.08.2008

Второй московский концерт знаменитого бристольского параноика Трики поминками по трип-хопу так и не стал.

Из всех трип-хоп-динозавров, по какой-то странной прихоти хитрюги-судьбы одновременно решивших в этом году вернуться из небытия, Трики оказался наименее привязан к тому анатомическому театру, который представляет собой сейчас жанр, одним из родоначальников коего он был. Подобно MORCHEEBA, он не стал цепляться за свое славное прошлое, и выпустил пластинку, полную ностальгических воспоминаний в текстах, но совершенно свежую по звуку и убедительную по подаче, удивив тем самым всех. Потому что именно от Трики нового подъема ожидали в последнюю очередь — слишком слабыми были его последние работы, слишком затянулся пресловутый творческий кризис.

Главный фокус заключается в том, что в альбоме «Knowle West Boy» трип-хоп обнаруживается лишь при помощи лупы, и вполне определенно можно говорить, что именно это обстоятельство стало залогом триумфа артиста. Альбом не зря назван в честь пригорода Бристоля, одного из самых неблагополучных местечек в округе, где как раз и вырос Трики — материал пластинки местами отчетливо напоминает саундтрек к фильму о судьбе мелких подонков. Но если кто-то заранее рассчитывал на то, что перед ним на сцене возникнет элегантный британский хулиган, каким он неожиданно оказался в записи, то зрителей ждало полное разочарование.

Что Трики умеет лучше всего, так это обманывать чужие ожидания. В основном потому, что публика для него — всего лишь бесплатное приложение к успеху, одно из косвенных доказательств его гениальности, но не более.

Посетителям клуба «B1 Maximum» быстро пришлось забыть о трип-хопе и вспомнить недавнее заявление артиста, что он всегда мечтал играть хардкор-рэп. Надо сказать, это свое желание он осуществил в полном объеме.

Трики вышел на сцену сразу после того, как отзвучал голос Фила Коллинза, записями которого он обычно открывает свои выступления — в одних узких и все равно сползающих джинсах, худющий, с запавшими щеками — и немедленно повернулся к залу спиной. По сути, он так и простоял добрую половину концерта, постоянно прикладываясь к бутылке с водой и облизывая пересохшие губы.

Когда Трики выходил микрофону, чтобы пропеть свою часть вокальных партий, становилось совершенно очевидно, что этот человек совершенно не хочет, да и не может считаться с кем-то в своем творчестве. Он даже общается с залом потому, что когда-то выучил, что это необходимо делать. И для него музыка — это на самом деле магия, а не торжество технологий. Магия, которая существует в первую очередь в его воображении.

Выступая, Трики сбрасывает с себя и так невеликий налет цивилизованности и обращается в безумного шамана, для которого важен только собственный транс. Невидящий взгляд, обращенный в одну точку где-то наверху, мелкая дрожь, сотрясающая тело, ломаная пластика — все это непременные атрибуты его выходов на сцену. Трики постоянно напряжен, он раскачивается у микрофона, никогда не попадая в такт с ритм-секцией, и беспрестанно мотает головой, словно это помогает ему вспоминать правильные слова того бесконечного монолога, который он снова и снова обращает к небесам. Когда в середине концерта он зашелся в очередном бесконечном рефрене «I hope Jesus come to kill the men», стало совершенно ясно, что именно таких людей раньше называли бесноватыми.

Чередуя почти эпилептически приступы и периоды полного спокойствия, переходя с крика на шепот, но ни на секунду не выходя из транса, Трики заслонил собой всех музыкантов, даже свою солистку, высокую брюнетку с модельной внешностью, которая, если считать хронометраж, поет гораздо больше, чем он.

На самом деле, этот человек проявил милосердие — если бы он не давал публике передохнуть, она бы просто не протянула до конца и так не очень длинного концерта, настолько сильны эмоции, который он предлагает разделить с ним здесь и сейчас. И, кажется, никто из зачарованных слушателей даже не подумало том, как на самом деле страшно все, что творилось на сцене. Потому что разговоры с Богом — вещь, без сомнения, прекрасная, но этот парень подобрался к нему слишком уж близко.

Людмила Ребрина

Tagged with:

Оставить комментарий