PINK FLOYD «The Endless River»

PINK FLOYD «The Endless River»

PINK FLOYD «The Endless River». Parlophone, 2014

Когда в середине 2014 года было объявлено о выходе нового альбома PINK FLOYD, многие отнеслись к этой новости с определенной долей скепсиса: его основу должны были составить студийные материалы двадцатилетней давности, сохранившиеся после записи последней на тот момент работы «флойдов» — «The Division Bell». Двадцать лет — срок, больше подходящий мушкетерским романам, чем современным группам, многие из которых столько просто-напросто не живут. Те же, кто после долгого перерыва решаются напомнить о себе, подвергаются опасности выглядеть пародией на прежних самих себя. Или, того хуже, вызвать обвинения в желании легкого заработка на ностальгии старых (и в прямом смысле тоже) поклонников.

К счастью, «флойды» избежали этой участи. «The Endless River» целиком посвящен памяти скончавшегося в 2008 году Ричарда Райта. Однако альбом не превращается при этом ни в клон хрестоматийного «Wish You Were Here», ни в набор обрывков мелодий, извлеченных из студийных архивов. Более того, Дэвиду Гилмору и всей команде, принимавшей участие в записи, удалось создать исключительно цельную работу, не без ностальгических нот и ощутимой печали, но и без ощущения долгого похоронного гимна. Есть некая магия в том, что на альбоме группа зазвучала едино и слитно, ничем не выдавая разницу во времени между партиями клавишных, гитары и ударных.

Тем, кто знаком с музыкой PINK FLOYD времен Гилмора, с первых же минут будет легко идентифицировать запись по фирменному звучанию его гитары. Узнаваемы не только стиль, но и мелодии, и речь не идет о неоригинальности или повторении пройденного – скорее, это взгляд назад, напоминание о славном и часто непростом прошлом. «It’s What We Do» легко сравнить с эпической «Shine On», а в «Skins» на первый план выходят барабаны Мейсона с коротким попурри, в котором угадываются и знаменитое вступление к «Time», и совсем древний и основательно подзабытый психоделический фрагмент из «A Saucerful Of Secrets». Аккорды пианино и саксофон в «Anisina» вызывают в памяти классическую «Us And Them». И, наконец, самая сильная и прямая связь с «The Division Bell» – голос Стивена Хокинга в композиции с довольно оригинальным названием «Говорит Хокинг». Для какой-нибудь амбициозной группы, стремящейся покорять новые вершины, такой набор отсылок к своему собственному прошлому мог бы сослужить не самую хорошую службу. Но если PINK FLOYD не на вершине, то где же тогда?

Помимо речи Хокинга, голосов и слов на альбоме почти нет, единственная песня с вокалом – финальная «Louder Than Words». Вне контекста это, наверное, не самое сильное сочинение пост-уотерсовских «флойдов». Но в качестве окончательной точки той самой истории что-то лучшее придумать было бы сложно. Подчеркнутое «мы», повторяющееся в ее тексте, слышно и в самом начале альбома в трех негромких фразах Райта, Гилмора и Мейсона. Наверное, им очень важно было подвести группу к финалу, сохранив это «мы», несмотря на любые обстоятельства – все они оказываются не в счет, включая и смерть.

За последние двадцать лет случилось множество разных событий, радостных и печальных. И, как минимум, одно невозможное. В ночь со 2 на 3 июля 2005 года на сцену, установленную в лондонском Гайд-Парке, вышли четверо.

Кажется, Роджер Уотерс волновался больше всех остальных, вместе взятых, промахнувшись мимо ритма кассового аппарата во вступлении к Money и пропев первые строки «Comfortably Numb» срывающимся голосом. Но и это не имело значения, равно как и последующий отказ от воссоединения для записи альбома или очередного мирового турне. Выступление на Live8 оказалось для PINK FLOYD последним — Райт ушел из жизни три года спустя. В мировое же турне отправился неутомимый Уотерс со старой доброй «Стеной». И на одном из шоу – снова  в Лондоне – к нему вновь присоединились Гилмор и Мэйсон.

Если они и не стали друзьями, не вернулись к прежнему «мы» — противоречивому, талантливому и продуктивному, то продолжают идти своими путями, что исключительно ценно само по себе. В сентябре 2015 года Гилмор выпускает сольный альбом, а Уотерс – давно обещанный концертный фильм с прошедшего «The Wall Live». И поэтому точка, поставленная в «The Endless River», отмечает всего лишь конец абзаца. Далее повествование продолжается с новой строки.

Сергей Оффенбах

Tagged with:

Оставить комментарий