BLUR «The Great Escape»

BLUR «The Great Escape»

BLUR «The Great Escape». Food, 1995

11 сентября исполняется 20 лет со дня выхода «The Great Escape», четвертого альбома группы BLUR, ознаменовавшего для лондонского квартета конец эпохи брит-попа.

Двадцать лет назад, в конце лета 1995 -го, нездоровый ажиотаж охватил музыкальные издания Великобритании, объявивших о начале «битвы брит-попа» между представителями северного рабочего класса OASIS и четырьмя повесами с юга из BLUR. Шутка заключалась в том, что лейбл Food Records, решив подогреть и так разгорающееся противоборство двух крупнейших команд той эпохи, передвинул дату выхода нового сингла BLUR на 14 августа – день, когда OASIS должны были выпустить песню «Roll With It» с готовящегося к выпуску второго альбома. В той «битве» натренированные BLUR одержали решительную победу: никаких вопросов, их сложный, но невероятно воодушевляющий трек «Country House» заметно выигрывал по сравнению с крепким, но не слишком изобретательным роком Ноэля Галлахера. OASIS стерпели поражение, но вовсе не собирались зарывать топор войны. 11 сентября 95-го BLUR выпустили альбом «The Great Escape», ставший достойным продолжением их magnum opus «Parklife» и очень неплохо продававшийся, а OASIS протянули до начала октября, когда и прогремела их вторая пластинка, классическая – «(What’s the Story) Morning Glory». Тут-то братья Галлахеры и утерли нос рано обрадовавшимся Албарну и компании. «Morning Glory» стал не просто одним из самых продаваемых альбомов в истории музыки, но и значительной вехой в становлении инди-рока. С оглядкой на OASIS творили многие начинающие в тот момент рокеры. И на этом фоне, конечно же, «The Great Escape» обернулся для BLUR поражением.

Позже Дэймон Албарн назовет этот альбом неудачным. Он записывался и собирался в спешке, на нем оказалось 15 очень интересных, очень разноплановых треков, каждый из которых – настоящий маленький шедевр поп-музыки, но… вот беда: единой картины из этих 15 треков не складывается. «The Great Escape», в отличие от своего хорошо сбалансированного предшественника «Parklife», звучит как сборник отличных, первосортных песен, но не как законченный альбом. Однако назвать его плохим или провальным язык не повернется. В этих пятнадцати песнях BLUR предстают в самой лучшей форме.

Пластинка начинается с шумного гитарного риффа Грэма Коксона в «Stereotypes» – этим вызывающим заявлением он как будто предупреждает слушателей: приготовьтесь, будет громко! Далее звучат бодрые британские ритмы «Country House», после которых Дэймон Албарн впускает нас в мир теплой лондонской меланхолии, мурлыча под нос: «Остальные отвернутся и посмеются над тобой, если ты скажешь, что это лучшие дни нашей жизни» («Best Days»). Следом идет «Charmless Man» – своеобразный ответ Моррисси с его «This Charming Man». В великолепном ритмичном вестерне «Top Man», полном странных звуков и неожиданных находок, уже отчетливо прослеживаются симптомы будущего звучания GORILLAZ. Один из самых ярких моментов альбома – это, конечно же, легендарный гимн «The Universal», ставший настоящей визитной карточкой группы на всех мировых фестивалях. Вторая часть альбома состоит из менее известных треков, каждый из которых, впрочем, стал предметом обожания среди преданных поклонников группы. Здесь и суетливый трек «Mr. Robinson’s Quango», и мрачноватая «He Thought of Cars», и скоростные «It Could Be You» и «Globe Alone». Альбом заканчивается изящной медитацией «Yuko & Hiro», в которой Дэймон признается, как тяжело ему дается вынужденное расставание с его любимой – Джастин Фришман из группы ELASTICA.

Красной нитью через большую часть песен на альбоме проходит тема одиночества. Но что всегда приятно отличало BLUR от их современников – вроде тех же OASIS, SUEDE и THE VERVE, – так это убийственная самоирония, которая звучит не только в текстах Албарна, но в самой музыке квартета. Возможно, именно поэтому более доступные, более прямые баллады и хиты их коллег по цеху всегда воспринимались теплее: BLUR уж больно витиевато говорили о непростых вещах. Вслушайтесь в «Charmless Man»: это очень грустная история, которую и впрямь можно услышать в местах, «куда люди приходят залить свое уныние», но – Боже! – разве возможно не пуститься в пляс под эти бойкие, жизнерадостные ритмы? Позже BLUR научатся писать мрачные, темные по настроению вещи. Уже на следующем альбоме «Blur» (1997) они, отказавшись от эстетики брит-попа, зайдут на совершенное другие, невеселые территории, а на пластинке «13» (1999) и вовсе погрузятся в самое сердце депрессии, но «The Great Escape» запечатлел их такими, какими они были в жарком, радостном 1995-м — молодыми и симпатичными.

Александр Токко (Radio Einfall)

Tagged with:

Оставить комментарий