Japrocksampler. Экспериментальная Япония (1961—1969). Часть 3

Yuji Takahashi

Yuji Takahashi

«Званый обед по случаю годовщины поражения во Второй мировой войне»

Визит Кейджа всколыхнул  все андеграундное сообщество. Даже Кунихару Акияма, арт-критик, музыковед и участник New Directions Music Ensemble буквально покорил посткейджевский Токио экстраординарным сочинением «Noh-Miso». 24-минутная композиция в стиле «конкретной музыки» была написана как аккомпанемент к четырем выступлениям экспериментального кукольного театра Hitomi-za в феврале 1962 года в Согэцу Каикан. В ней Акияма модулировал звук фортепиано, а Юдзи Такахаси водил по струнам внутри инструмента. Еще Акияма использовал эффекты, которые потом станут привычными для конкретной музыки: наложенные друг на друга потусторонние голоса, басовые струнно-смычковые инструменты, обрывки известных мелодий, повторение прокрученных наоборот человеческих звуков (покашливание, запинание, рыгание и т.д.). Они создавали зловещую и тревожную атмосферу, пронизывающую все вокруг. Был ещё один композитор, Дзёдзи Юаса, который тоже писал музыку для кукольного шоу Hitomi-za – «Moment Grand-Guignolesques» – при аккомпанементе GROUP ONGAKU, но его работа не сохранилась – инженер звукозаписи забыл нажать кнопки «запись» на соответствующей аппаратуре, и большая часть выступления не была записана[1].

Той же весной Юдзи Такахаси представил «Herma» — фортепианную композицию c нервным и аморфным ритмом, исполнение которой ему заказал Янис Ксенакис (последний читал лекции в Японии весь 1961 год). Но после того как несколько друзей Ксенакиса раскритиковали «Herma» за то, что ее невозможно играть, греческий композитор позвонил молодому пианисту и извинился за то, что сочинение такое сложное. Однако Такахаси отмахнулся от извинений Ксенакиса, и с апломбом ответил, что, да, поначалу было тяжеловато, но сейчас он уже может сыграть все сочинение по памяти. Вместе с «Herma» японский пианист представил новую композицию Тору Такэмицу для фортепиано — «Corona», и одну из собственных вещей — длинное сочинение без названия для электроники и 12 инструментов. И то, и другое было восторженно принято и публикой, и прессой.

Успех коллег по ансамблю вдохновил Итиянаги, и он закончил «Parallel Music» — девятиминутную электронную композицию, которая впервые прозвучала на радио NHK в октябре 1962 года. Для бывшей жены, которая в тот момент проходила терапию, Итиянаги организовал запись саундтрека к фильму «Ai» своего приятеля Такахико Иимуры. Йоко вывешивала микрофон из окна квартиры семейства Оно и накладывала белый шум на то, что получилось. Причины ее по-прежнему хрупкого психического равновесия вскоре выяснил новый приятель Йоко, английский барабанщик по имени Тони Кокс. Он бегло разговаривал по-японски, и, читая как-то назначение врача, обнаружил, что прописанная доза гораздо выше допустимого предела. И Кокс взялся опекать Йоко.

Визит Джона Кейджа значительно повлиял и на то, как стали воспринимать участников GROUP ONGAKU. Хотя Согэцу Каикан продолжал оставаться для них своего рода домашним очагом, арт-галереи и музеи Токио теперь также распахнули двери для молодых музыкантов. В галерее Минами GROUP ONGAKU исполнила «One Man Show» Ясунао Тонэ, а афиша вечера в престижном зале Фугэцудо гласила «Тоси Итиянаги и GROUP ONGAKU». Следующими шли выступления в рамках «Yomiuri Independent Exhibition» в муниципальном музее Токио, в перерывах между которыми Такэхиса Косуги и Ясунао Тонэ исполняли импровизации в акциях и хеппенингах. Одним из них был анархический «Званый обед по случаю годовщины поражения во Второй мировой войне». Он происходил в городском концертном зале Кунитати в Токио и вызвал яростное негодование как среди ветеранов войны, так и многих артистов — всех пугали слишком правые группировки. Однако для японские акционисты новой волны вошли во вкус, и «Званый обед» был лишь началом будущей анархии. Подытожил 1962 год «Концерт в честь Джона Кейджа и Дэвида Тюдора», который проходил в Асбестос Холле в Токио.

Hi-Red Center

Hi-Red Center

Акции, хеппенинги и рождение Hi-Red Center

Если 1962-й был годом сольных выступлений, то 1963-й оказался годом коллективных. С легкой руки Ясунао Тонэ к жизни явилось перформанс-трио Hi-Red Center. Участниками его стали молодые последователи Флуксуса — Дзиро Такамацу, Гэнпэи Акасэгава и Нацуюки Наканиси. Они намеревались делать «живые хеппенинги» — акции, которые в итоге остались в истории лишь в фотографиях и газетных репортажах. Вдохновившись перформансом «Toilet flushing» Йоко Оно в Карнеги-холле, в ноябре 1962 года Hi-Red Center начали «покушаться на культуру». Участники группы выкрасили сидения унитазов в туалетах университета Васэда в ярко-красный цвет и назвали это «Waseda University Event». Подначиваемая Ясунао Тонэ троица заручилась поддержкой нескольких единомышленников, чтобы сделать свои акции более масштабными.

Цепочку выступлений 1963 года открыл в начале февраля Гэнпэи Акасэгава в художественной галерее Синдзюку Даиити. Он придумал приглашения на выступления Hi-Red Center, которые были тщательно замаскированы под тысячейеновые купюры. Несколько человек из Флуксуса помогли их напечатать и разослать в денежных конвертах. В марте в музее Уэно Токио Hi-Red Center представили «Yomiuri Andi-pandan Show». Нацуюки Наканиси прикрепил 10 000 штук собственноручно сделанных прищепок на посетителей. Раздали ещё тысячейеновых купюр с рекламой. Посетители, пожелавшие заплатить 100 йен, могли получить миниатюрный ужин — пять граммов риса карри или семь граммов спагетти. Во время всего мероприятия последователь Флуксуса Сё Казакура танцевал голым под музыку Такэхисы Косуги (GROUP ONGAKU), который исполнял свое произведение «Anima 2» на индийских барабанах внутри мешка.

Косуги и Тонэ продолжали музыкальные акции в компании с виолончелистом GROUP ONGAKU Сюко Мидзуно. Сначала они приняли участие в «Dance Action 2» в Тоси-центре Токио, а после выступили в фестивале арт-перформанса «Sweet 16» на сцене Согэцу Каикан. Поэтому Тонэ, как и остальные участники GROUP ONGAKU, был абсолютно шокирован, когда весной 1963-го Косуги объявил, что решил уйти из коллектива. Все уговаривали его остаться, но композитор, который окончил университет уже давно, был неумолим — ему необходимо использовать свой богатый опыт в экспериментальной музыке для дальнейшей карьеры. Косуги получил предложение от композитора Мацуо Оно, которому канал NHK заказал музыку к новому фантастическому мультсериалу «Tetsuwan Atom» (Могучий атом). Его предложение подразумевало солидный бюджет на запись, доступ к самым современным технологиям и гарантированный доход, поэтому Косуги был счастлив ухватиться за этот шанс.

Потрясенный тем, что лучший друг ушел работать с сериалами, Ясунао Тонэ постарался стать идейным вдохновителем Hi-Red Center.  Так, он предлагал идеи хеппенингов, координировал мероприятия и использовал все свое воображение, чтобы и дальше сеять хаос на улицах Токио. 7 мая Hi-Red Center снова выступали в галерее Синдзюку Даиити с «3rd Mixer Plan», после чего практически сразу же, 10 мая, провели «Promotional Event» на площади у станции Синбаси. Конец весны и начало лета они потратили на организацию специальных мероприятий и поиск новых участников. По аналогии с прошлогодним «Званом обедом по случаю годовщины поражения во второй мировой войне» Hi-Red Center отпраздновали 15 августа столь же противоречивым «Званым обедом в честь дня не-победы», где посетители городского концертного зала Токио наблюдали, как организаторы «с энтузиазмом поедали великолепные блюда». В то время как «званый обед» подходил к своему традиционному завершению — на этот раз Сё Казакура клеймил себя горячим утюгом, — на другом конце города, на крыше здания корпорации Bijitu-Shuttupan остальные участники исполняли абсурдистский танец «Ror-Rogy».

Пока основные андеграундные композиторы участвовали в этих увлекательных уличных акциях, в подвальной студии Согэцу Каикан Дзёдзи Юаса заканчивал очередную работу для театра «Oen» — получасовую композицию из фрагментов конкретной музыки, элементов театра Но и эмбиент-аранжировок. Она пересказывала трагическое предание об Эн — женщине эпохи Эдо, заключенной на сорок лет. Примерно тогда же, когда Юаса выбрался из своего очередного добровольного отшельничества, — в ноябре 1963-го — Такэхиса Косуги был в студии NHK в другом районе Токио. Он прервал работу над записью музыки к «Tetsuwan Atom», чтобы поучаствовать в первом выступлении Hi-Red Center на телевидении. И пока Косуги снова сидел внутри мешка и исполнял «Anima 2» на барабанах, Сё Кадзакура танцевал и надувал воздушные шары перед камерой.

Текст: Julian Cope «Japrocksampler: How the Post-war Japanese Blew Their Minds on Rock ‘n’ Roll»
Перевод: Наталия Меркулова

  1. Утерянный, как считалось, материал был издан в 2004 году вместе «Noh-Miso», в неполном виде в составе сборника «MUSIC FOR PUPPET THEATRE OF HITOMI-ZA», за авторством Дзёдзи Юасы и Кунихару Акиямы на лейбле Omega Point.