Jean Michel Jarre «Electronica 1: The Time Machine»

Jean Michel Jarre «Electronica 1: The Time Machine»

Jean Michel Jarre «Electronica 1: The Time Machine». Columbia, 2015

Известный компьютерный термин «user-friendly», то есть «дружественный к пользователю», хорошо подходит музыке Жана-Мишеля Жарра. Его «пользователи» — миллионы слушателей по всему миру, включая жителей бывшего СССР и Китая. «Дружественность» же не ограничивается мелодичностью и легкостью инструментальных композиций «Oxygene» и «Magnetic Fields»: Жарр всегда умел создать яркую визуальную оболочку, шоу высшего класса. Недоброжелатели обвиняли его в гигантомании и коммерциализации, забывая, правда, о том, что в «золотом веке электроники», в 70-е, его коллеги и исполнители смежных жанров (например, прог-рока, а позднее — синти-попа) отнюдь не бедствовали. Многие из них сейчас уже не молоды и обращаются к своему прошлому лишь затем, чтобы переиздать старые записи или выпустить мемуары. Жарр, вместо того, чтобы предаваться воспоминаниям, замахнулся на нечто большее. Очередной его альбом, появившийся в конце 2015 года, называется «Электроника, Часть 1: Машина Времени». Под монументальным названием скрывается самая легкая и разнообразная работа Жарра — как минимум, в нынешнем веке, а возможно, и за всю историю его творчества.

Каждая композиция нового альбома была создана в соавторстве — нет, не только с корифеями от электроники, как можно было бы подумать. Из фигур подобного масштаба, здесь, пожалуй, только TANGERINE DREAM. Удивительно, что Жарр и Эдгар Фрёзе, два гиганта электронной музыки, жившие в соседних странах, до работы над этим альбомом никогда не встречались. К сожалению, их первая совместная запись — «Zero Gravity» — стала единственной: в январе 2015 года Фрёзе скончался. Остальные, менее маститые, но все же очень известные музыканты и группы с долгой и славной историей — МASSIVE ATTACK, M83, Винс Кларк или Моби — соседствуют со, скажем, FUCK BUTTONS или Литл Бутс – не менее интересными и талантливыми, но имеющими в активе всего по два-три альбома. Вся эта компания работала с Жарром по единой схеме: маэстро брал на себя первый ход, предлагал идеи и присылал их остальным в качестве основы. Другая сторона добавляла свое, и так далее. В 70-е такой стиль работы был бы невозможен, ныне же, когда размер музыкального электронного «железа» уменьшился на порядки, а черновые материалы передаются по сети за считанные секунды, удаленность участников больше не играет роли.

Жан-Мишель Жарр и Эдгар Фрёзе

Жан-Мишель Жарр и Эдгар Фрёзе

Инициатива Жарра не означала безоговорочного лидерства – практически все композиции получились очень узнаваемыми, причем в равной степени читается как почерк Жарра, так и его соавторов. Исторические отпечатки присутствуют тут и там — хорошо знакомые ноты из «Oxygene 7» в самом начале альбома или «Oxygene 2» в конце. В то же время, например, в «Suns Have Gone» Моби явно не выглядит приглашенным вокалистом на фоне классически-навороченных синтезаторных полотен. Сам Моби отмечал, что был озадачен необычным ритмическим размером демо-записи, присланной ему Жаном-Мишелем: 6/4 + 5/4. Тот же и в «Close Your Eyes» с участием AIR. Здесь Жарр, Годэн и Дюнкель организовали некое подобие лабораторной работы, записав трек с целым арсеналом разнообразного оборудования, от практически музейной техники — осцилляторов 50-х годов и петель из магнитной ленты — до обыкновенного iPad. Жан-Мишель рассуждает о мелодическом импрессионизме и романтизме, общим для него и для французского дуэта, и эта общность слышна не только на словах, но и в звучании — гармоничном и бесшовном, как у хорошо сыгранного трио, говорящего друг с другом на одном музыкальном языке.

Практически все участники «Электроники» говорят о большой чести, которой стало для них приглашение в проект. Не исключение и Винс Кларк, участник и идейный лидер целого ряда звездных проектов: ERASURE, YAZOO и, наконец, DEPECHE MODE (пусть лишь на самом раннем этапе, после которого пути разошлись, но песни Винса до сих пор звучат на их концертах). Каких-то пять лет разницы между первыми альбомами Жарра и DM — но это уже другое поколение и другой жанр, сразу взявший курс на танцевально-дискотечную музыку. Пройдет много времени, и уже сам маэстро попытается вписаться в нее, правда, с гораздо меньшим успехом, так что его работа с Винсом — это в какой-то степени попытка шагнуть в будущее.

Жан-Мишель Жарр и Винс Кларк

Жан-Мишель Жарр и Винс Кларк

Относительной неудачей можно считать лишь дуэт Жарра и Лори Андерсон. Ветеран экспериментальной электроники, поэтесса и мастер перформанса, Андерсон уже сотрудничала с Жарром — на альбоме 1984 года «Zoolook». Результат получился неоднозначным и в тот раз, и в нынешний: простенькая мелодия под немногословную диктовку Лори.

Радость узнавания — вот главная ценность первой части жарровской «Электроники». Его машина времени не только переносит в прошлое, но и позволяет услышать, какой станет электронная музыка на следующем отрезке своего развития. И деление ее создателей на «ветеранов» и «молодых» оказывается очень условным: несмотря на разницу в возрасте и опыте, общего у них намного больше, чем можно себе представить.

Сергей Оффенбах