WOVENHAND «Star Treatment»

У WOVENHAND Дэвид Юджина Эдвардса довольно нетипичная эволюция. Если большинство рок-команд годами становится мягче и тише, она дрейфует от полупрозрачного сумрачного фолка к все более и более тяжелой музыке. И вот на 15 год существования группа делает новый шаг в этом направлении. Очевидно, вполне осознанный.

«Star Treatment» записывали в студии Стива Альбини при участии продюсера Сэнфорда Паркера. Его зовут, если нужна качественная дум- или метал-пластинка. Самым тяжелым альбомом Эдвардса до этого считался «The Laughing Stalk», который продюсировал Алекс Хаке — гитарист немецких индустриальщиков EINSTÜRZENDE NEUBAUTEN. На пару с Хаке Эдвардс поработал над альбомом «American Twilight» австралийской пост-панк-команды CRIME AND THE CITY SOLUTION. И клавишник последнего состава этой группы — Мэттью Смит — теперь играет в «Star Treatment».

«Star Treatment» мощнее «The Laughing Stalk», хотя в большей степени опирается на модернизированный пост-панк-саунд. За спиной Эдвардса на этот раз особенно отчетливо просматриваются силуэты JOY DIVISION (многие ходы заставляют вспомнить старый кавер «24 Hours» времен 16 HORSEPOWER), THE BAD SEEDS, THE SISTERS OF MERCY, SOUTHERN DEATH CULT… Впрочем, это не должно никого расстроить. Элементы, которые всегда отличали WOVENHAND — нео-фолк, американа, готик-кантри – никуда не делись. Лишь психоделия, на которую был сделан упор в предыдущем альбоме «Refractory Obdurate», немного прибрана.

«Star Treatment» хорош тем, что в нем довольно много простых, цепляющих песен. Наверное, в этом смысле он наиболее близок к тому, что Эдвардс делал в 16 HORSEPOWER. Это одна из самых внятных и сфокусированных его работ за последние годы. И в то же время одна из самых масштабных. Это то, что когда-то было принято называть big music. Легко представить, как она звучит на стадионе. Она буквально просит открытого пространства. Обращенные к небу гимны WOVENHAND всегда как бы существовали вне времени, но сейчас они приобрели почти исполинский размах. А с отвязкой от обязательного ранее кантри избавились и от ассоциаций исключительно с Америкой. Если бы кто-то захотел выразить в роке идею экуменизма, он не смог сделать бы этого лучше.

Впрочем, именно теперь меньше всего хочется писать о том, о чем принято писать, когда речь заходит об Эдвардсе. Его христианский бэкграунд остался прежним, но музыка лучше, чем когда бы то ни было, говорит сама за себя. Для того, чтобы почувствовать ее силу, не нужно знать никакие факты биографии, вдаваться в философские концепции, да и, в общем, не очень обязательно понимать, о чем поется в каждой конкретной песне. Здесь текст – просто еще один инструмент, не главный. Главное — музыка. И она как раз понятна всем. А значит и слово будет донесено правильно.

Людмила Ребрина

Tagged with:

Оставить комментарий