Три процента

3%

Фантастика — необязательно попытка заглянуть в возможное будущее. Иногда это способ поговорить о проблемах нашего времени, задать неудобные вопросы. Попробуйте вспомнить главные темы СМИ за последние пару лет. Война, терроризм, голод, безработица, эмиграция. В сериале «3%» нет только войны. Возможно, ее просто отложили на второй сезон.

Мир «Трех процентов» поделен на две неравные части — нищий Материк и Прибережье (в переводе на английский ехидно названное Offshore). Есть только один шанс попасть туда. Каждый гражданин имеет право в 20 лет пройти Процесс — нечто среднее между собеседованием в Google и игрой на выживание. Никто толком не знает правил Процесса. Известно одно — лишь 3 % испытуемых в состоянии дойти до конца.

Нечто иезуитское видится в том, что именно такой sci-fi снимает развлекательный гигант из страны первого мира — Netflix — для страны третьего. «3 %» — первый продукт канала, созданный специально для бразильского рынка. Болевая точка найдена безошибочно.

В сериале основной упор сделан на драму. Хотя у создателей просто не было другого выхода. Режиссер Сезар Шарлони («Оскар» за операторскую работу в фильме «Город Бога») серьезно поработал, чтобы сгладить картинку, но недостаток бюджета все равно бросается в глаза. Поверить в то, что на экране показывают некое будущее, невозможно. Хотелось бы принять некую условность декораций, но не только в них наружу торчат швы.

Сценарист Педро Агилера  сумел составить на базе идей из «Королевской битвы» и «Lost» некий конструкт, в котором худо-бедно можно объяснить логические нестыковки в устройстве мира, но никак не удается оправдать линию развития персонажей. Практически сразу становится ясно, что все плохие — хорошие, и наоборот. Что пройдут испытания отнюдь не те, на кого вы ставили поначалу. Слабые прорвутся, сильные сгорят, верующие разуверятся, убийца опустит пистолет, а дивный новый мир окажется совсем не таким дивным.

Выводы тоже лежат на поверхности. Каким бы ни был идеальным придуманный мир — каждый тащит в него личные проблемы. Тоталитарная система не может быть тоталитарной частично. Непрерывное счастье возможно только при помощи химии. Любая искусственная система, в которой матери должны бросать детей, а дети — родителей, обречена. А если уж так вышло, что живешь на помойке, то неплохо было бы навести на ней порядок.

Жаль только, никто не верит, что где-то там, на нашем материке, остались люди, способные думать самостоятельно.

Людмила Ребрина

Tagged with:

Оставить комментарий