Лорина Маккеннитт. Cказка странствий

Loreena McKennitt

У Ирландии странная аура — в нее часто влюбляются заочно; ее зеленые холмы преследуют во сне тех, кто никогда их не видел наяву. Люди бредят этим небом и этим воздухом, приезжают в страну, убеждаются в том, что все их сны реальны и пропадают насовсем в холмах. Даже те, в ком нет ни капли ирландской крови. А уж о тех, в чьих жилах она все еще течет, пусть и порядком разбавленная, и говорить не приходится. Лорина Маккеннитт — из их числа.

Многие совершенно искренне считают ее ирландкой, хотя родилась она в Канаде — причем даже не в Стратфорде (штат Онтарио) — небольшом городке, куда она переехала в 1981 году и который она сейчас считает своим домом, а в Мордене, на юге страны. Ее отец был торговцем скотом, мать — медсестрой, сама Лорина собиралась стать ветеринаром, что ничуть не помешало ей заниматься музыкой с раннего возраста. С пяти лет она училась играть на фортепиано, потом занималась вокалом.

Сейчас она говорит, что ее любовь к кельтике — не более чем случайность, и она ровно с таким же результатом могла привязаться к любой другой культуре. Но так уж сложилось. В то время, когда она еще жила и училась в Виннипеге, ее друзья — члены местного неформального фолк-клуба — познакомили ее с записями групп PLANXTY, PENTANGLE, STEELEYE SPAN и THE BOTHY BAND. А после того, как она услышала «Renaissance Of The Celtic Harp» Алана Стивелла — знаменитого арфиста, популяризатора старинной ирландской и бретонской музыки, «хранителя традиции» — у нее больше не возникало вопроса, какой инструмент выбрать. На кельтской арфе она училась играть сама — на слух. Все аранжировки песен в альбомах — ее собственные, и они постоянно меняются в процессе выступлений.

Тогда же она поняла, что может зарабатывать на жизнь выступлениями, и учеба осталась в прошлом. Она ездила со своей арфой по разным городам, где играла на улицах — дело в Канаде невиданное. Перебралась в Стратфорд, где участвовала в местном шекспировском театральном фестивале — играла в «Буре» (и через пару лет в «Двух веронцах»).

А потом отправилась в Ирландию. Она искала страну грез — такую, какой ее описывает Йейтс. Искала и нашла. Результатом ее поездки стал материал первого альбома, который увидел свет на кассетах в 1985 году и назывался «Elemental». Лорина выпустила его сама, на те деньги, который родители откладывали на ее дальнейшее обучение, на собственном лейбле под названием «Quinlan Road», который она организовала, просто прочитав книжку «Как делать записи и продавать их», и где одно время не было ни одного сотрудника, кроме нее самой. Несколько лет она управляла своими делами из дома, сама организовывала концерты, рассылала диски по почте. В 1987-м выпустила сборник рождественских песен и гимнов «To Drive The Cold Winter Away», и ждала, ждала результатов.

Дело сдвинулось с мертвой точки с выходом в 1989 году альбома «Parallel Dreams», который через сеть независимых магазинов продался тиражом 40 тысяч экземпляров за 4 месяца. Следующая ее работа, отразившая в звуке представление певицы об истоках кельтского народа, «The Visit» дистрибутировалась канадским филиалом мейджора «Warner». При переговорах с ними Лорина уже могла говорить на равных и диктовать собственные условия, а не молча соглашаться на все, что дают. Она вполне могла обойтись без этой поддержки, ее главный вопрос был: «А что вы можете для меня сделать?». Теперь каталог лейбла «Quinlan Road», сохранившего независимость, продается через несколько крупных фирм по всему миру.

«The Visit» послужил стартом мировой популярности певицы. Сейчас на счету Маккеннитт 13 миллионов альбомов, проданных по всему миру (пятикратно платиновый «The Visit» и четырехкратно платиновый «Mask And The Mirror»), две премии «Джуно» (канадский эквивалент «Грэмми»), членство в Ордене Канады, почетные ученые степени.

В ее самых первых альбомах есть свое неповторимое очарование, заключенное в предельной внятности и лаконичности исполнения — будь это фолк-стандарты или песни, сочиненные на стихи Йейтса, Теннисона, Шекспира, Блейка. «Собираешь общество мертвых поэтов?» — шутили над ней друзья. «The Visit» стал самой яркой «кельтской» работой Лорины, самой цельной, и одновременно явным началом совершенно нового этапа.

В 90-х, когда основные чувства к кельтской музыке уже были излиты, а у Маккеннитт появилась возможность вкладывать приличные деньги в запись альбомов, а значит, не ограничивать себя в выразительных средствах, певица довольно-таки четко сформулировала свою творческую позицию, которая заключалась в том, чтобы не конкурировать с исполнителями так называемого аутентичного фолка, а наоборот, придать своим мелодиям некоторое современное звучание. Как это ни парадоксально, но, например, когда записывалась вокал к «Greensleeves», Лорина использовала как ориентир вокальную манеру Тома Уйэтса. Она искала новые пути, а ее странствия только начинались.

Ее следующий альбом «The Mask And Mirror» (1994) был выдержан в совершенно иной эстетике, отсылающей к Испании, а конкретно одной ее области — Галисии. Это собственное окно Лорины в эту страну, в XV столетие от Рождества Христова. А еще, словно одной Испании было мало, там же звучат североафриканские мелодии. Лорина говорит, что хочет, чтобы ее работы называли world-music. Начиная с «A Winter Garden» 1995 года все ее проекты записываются на студии Питера Гэбриэла в Англии. В 1998 году сингл «The Mummers’ Dance» стал большим хитом в Америке, что обеспечило альбому «The Book Of Secrets» свыше 4 миллионов проданный копий.

А потом случилось непоправимое: погиб жених певицы Рональд Риз — его лодка потерпела крушение в заливе. На тот момент Лорина заканчивала подготовку к выпуску альбом «Live In Paris And Toronto». Она организовала фонд помощи жертвам подобных несчастных случаев, направила туда деньги от продажи нового диски и постепенно начала сворачивать концертную деятельность. Она говорила, что ей нужно время, чтобы излечиться.

Она не исчезла из поля зрения насовсем, но только в 2003 году впервые заговорила о том, что, может быть, снова вернется в студию.

Ее новый альбом называется «Ancient Muse». «Музыкальная индустрия — это машина по производству мифов. Опасность заключается в том, что ты можешь влюбиться в свой собственный миф», — однажды сказала певица. Теперь совершенно ясно, что ей это не грозит.

Первый трек в ее новом альбоме не зря называется «Инкарнация». Только голос, который ни с чем нельзя перепутать, напоминает о том, что мы все-таки слышим знаменитую Лорину Маккеннитт. Монголия, Греция, Византия, караван-сараи и пески, ветер и солнце. Ее новая работа насквозь пропитана Востоком, и эта новая дорога кажется ничуть не хуже предыдущих. Главное — помнить, что у истинного путешественника нет ни четких планов, ни намерения завершить свой путь.

Людмила Ребрина
Oпубликовано в журнале FUZZ № 12/2006

Tagged with: