Мамору Осии: «Человечество должно измениться, чтобы выжить»

Токио — мой родной город, но в какой-то момент я стал чувствовать, что «потерял» его. Токио — очень странный. Все меняется каждый год. Старое приходит в негодность, придумывают новое. Если какое-то время не бывать в городе, он кажется совершенно другим. Людей, которые жили там, больше нет. Иногда я представляю, что вместе с ними исчез и океан — который был здесь всегда — и это самое худшее. Токио больше не мой. С тех пор как я начал работу над «Patlabor», я хотел пожить где-нибудь еще, понаблюдать со стороны, что случится с ним. И вот эти впечатления отразились в «Patlabor 2». Я все еще работаю в Токио, но для меня он очень чужой.

Отец думал, мне следует стать доктором или юристом. Он был частным детективом, но в основном сидел без работы. Когда я был маленьким, отец все время брал меня с собой в кино. Вот почему я стал интересоваться фильмами: почти каждый день после школы я ходил в кинотеатр с ним.

Я начал снимать фильмы, когда учился в колледже. Тогда и понял, что в итоге буду режиссером. Снял кино на 8 мм и отправил пленку в студию. Когда его попытались посмотреть, там оказалась чернота. Затвор камеры был закрыт. Так что мой дебютный фильм так и не получился.

На настоящую пленку у меня не было денег. Я брал с собой пустую камеру, шел в город, и снимал так. Никто не думал, что она не заряжена.

У меня в портфолио было мало проектов. Перед «Patlabor» я снял «Angel’s Egg», который провалился. Так что я был очень беден. Мне даже не из чего было платить аренду за следующий месяц.

«Patlabor» я не планировал, его хотели сделать мои друзья. Дело было не во вдохновении, мне были нужны деньги. Когда ты в таком положении, в голову приходят более крутые идеи.

10 или 15 лет назад японское общество изменилось — пропала необходимость взрослеть. Теперь можно всегда вести себя как ребенок — продолжать смотреть аниме, играть в игры и читать мангу. Я думаю, с этим и связана возросшая популярность режиссеров, создающих анимацию на сложные темы и рассчитанную в большей степени на взрослых.

Как и анимация, технологии сильно повлияли и на японское общество, и на японские романы. Раньше считали, что людей меняют религия и идеология, но оказалось, это не так. Сейчас уже, полагаю, доказано, что на самом деле людей меняет технология. Она определила японскую культуру.

Я вырос на европейских книгах, в основном на Библии, и не чувствовал себя японцем до того момента, пока не закончил «Ghost in the Shell». Культура, к которой ты принадлежишь, и культура фильма, который ты делаешь, разные. Завершив съемки я понял, что я определенно японец, но элементы фильма, если их разбирать отдельно, скорее европейские, чем американские или японские.

Режиссеры из Европы, Гонконга или других стран, которые снимают сейчас в Голливуде, могут быть кем угодно по национальности, но их фильмы — американские. Некоторым образом, фильмы передают нам свою национальность.

У меня была возможность поработать с Джеймсом Кэмероном. Он говорил, что фильм состоит из трех элементов: персонажей, истории, мира. Если не путать приоритеты, получится популярное кино. Для Голливуда в первую очередь нужно продумать персонажей. Кого-то очень узнаваемого и харизматичного. Затем придумать историю, которая не даст аудитории скучать. И потом — создать мир, который немного отличается от реального. Если следовать этим советам, будешь успешен. До того как он мне это сказал, я считал наоборот. Мне казалось, что сначала нужно решить, в каком мире будет происходить действие. Потом придумать историю. И затем — персонажей, которые подходят для мира и истории. И до сих пор так делаю. Полагаю, в Голливуде меня успех не ждет.

Мои работы обычно относят к киберпанку, но я не думаю, что это киберпанк. Есть фильмы, которые мне очень понравились, например, «Бегущий по лезвию», и, возможно, они в какой-то степени повлияли на меня. Когда снимаешь о людях и киборгах, приходится делать отсылки к Ридли Скотту — это фундамент. Не спрашивайте, пытаюсь ли я адаптировать его язык в своих фильмах, потому что моя задача — делать новое кино, которого никто ранее не видел. Полагаю, выпустив «Ghost in the Shell 2: Innocence», я доказал это.

Будущее, которое я показываю в своих фильмах, на самом деле не будущее. Это настоящее. Так что будущее на экране выглядит мрачным и печальным, к сожалению, потому, что настоящее таково.

Машины с интеллектом? Эка невидаль. Меня больше интересует концепция машин, у которых есть дух, который управляет их разумом.

Любой вопрос о духе основывается на предположении, что он у нас есть. Интересно, как это доказать. Нельзя создать дух для чего-то, что не ты сам. Дело в том, чувствует или не чувствует его носитель.

Я понял, что хочу написать о воображаемом мире, в который можно попасть, когда смотришь фильм, и ускользнуть от реальности. В «Ghost in the Shell 2: Innocence» я хотел больше сконцентрироваться на том, что же на самом деле есть люди. Чтобы ответить на этот вопрос, обычно снимают о любви или о боге. Но я подумал, может быть, есть другой способ показать, что такое люди на самом деле. В конце концов, я понял, что могу говорить об этом, описывая технологии и животных.

В «Innocence» я делаю вывод, что все формы жизни — люди, животные и роботы — равны. В 2032 году, в котором происходит действие фильма, роботы и электроника стали для людей постоянными компаньонами. На самом деле, это время уже настало. Сегодня нам не нужен антропоцентрический гуманизм. Я хочу отразить обеспокоенность, которая пронизывает современный мир. В чем смысл человеческого существования в таком мире?

Люди теряют привычные формы. Животные же не меняются, и так будет еще годы. Людям нужно меняться вслед за изменением технологий. Им нужно не бояться изменений или эволюции, а принимать их и учиться жить с этими.

В конечном счёте я оптимист, хотя во всех моих фильмах есть мрачные стороны. Я думаю, что человек, безусловно, не добр. Нужно измениться. Ему нужно принять то, что он — не хорош, и что нужно двигаться вперед. Так что я очень позитивно отношусь к тому, что человечество должно измениться, чтобы выжить.

Перевод:
Наталия Меркулова
Людмила Ребрина

 

Tagged with: