Эндрю Элдрич об альбоме THE SISTERS OF MERCY «Floodland»

Andrew Eldrich and Patricia Morrison
Andrew Eldrich and Patricia Morrison

«Dominion/Mother Russia»
Я имел неосторожность оказаться в центральной Европе, когда радиоактивные осадки Чернобыля разносило по континенту. Эта песня — в чем-то продолжение «Black Planet» — отражение нашей взаимной ненависти с Америкой. Я представлял, как все они там жмутся в своих передвижных домах, пока «Mother Russia» поливает их… Эта песня о том, как американцы сутенёрят Европу.

«Flood I»
«While strange men rent strange flowers» про Гамбург. В два часа ночи турки обходят бары, продавая цветы парам, которые пока еще не пары, но могут стать ими в половину третьего. Мне понравилась идея, что эти пары, которые пока еще не пары, могут арендовать цветы, а потом вернуть, чтобы их продали снова. Турки выручат больше денег, а люди не будут нагружены этими шипастыми штуками.
Я думаю, это метафора эфемерной любви.

«Lucretia My Reflection»
Моя приветственная песня для Патриции Моррисон… Думаю, Патриция по-своему довольно безобидна. Мне всегда казалось, что она похожа на Лукрецию Борджиа.
До сих пор не понимаю, почему санкционированное государством убийство считается чем-то допустимым, но в эпоху свободного предпринимательства убийство, совершенное индивидом, все еще наказуемо. Разрешение государства — вот что я никогда не понимал.

«1959»
1959, конечно же, особый год. Думаю, эта песня о невинности. Был период — полтора года назад, когда впервые в жизни я был совершенно счастлив и понял это. Это длилось две недели. В песне есть мотивы, которые я не понимаю. Я могу об этом говорить, потому что до сих пор в состоянии дивиться ей. Это единственная вещь, которая все еще производит на меня такой эффект. Это непостижимо, даже превосходит мою способность ассоциировать себя с песней. Не могу это контролировать.

«This Сorrosion»
Это мой боевой клич. Несмотря на название, песня конструктивная, потому что почти весь текст должен идти в кавычках. Но если их поставить, начнется путаница, потому что вкладывать слова в чужие уста, чтобы показать, насколько оппонент глуп — низший вид спора. Они кое-кому предназначены, и не надо быть гением, чтобы понять кому, хотя, конечно, до него не сразу дойдет. Досадно видеть, как люди унижаются ради своего дурацкого представления о рок-н-ролле.

«Flood II»
Эта часть более сфокусированная. Первая спрашивает: «Ты правда этого хочешь?», и вторая отвечает: «Да, вперед». В обычной ситуации поднятые вверх руки — знак торжества, но если вокруг вода — это полное подчинение. «Идем вниз». Вместе.
Потоп здесь не религиозный символ, это про секс. Если подумать, большинство людей намокают только в определенных случаях. Еще эта песня о том, что происходит со мной в воде. Мы с ней не смешиваемся. Не могу нормально дышать, когда плаваю. Я научился плавать очень поздно, и это тяжело далось.
Меня всегда впечатляла вода. Пугала? Нет, ужас подразумевает некое удивление, но вода никогда меня не удивляла. В ней есть что-то первобытное, так что потоп… поддаться ему — добровольно, с энтузиазмом — было бы здорово. Смело.

«Driven Like The Snow»
Тут не очень качественный вокал, потому что я никак не мог добраться до финала без остановки. Эта песня похожа на песню с первого альбома — «Nine While Nine». Это «Nine While Nine Part II». Слишком похожа, чтобы радовать.
Я использовал такие избитые метафоры, как «белый, как снег», потому что они мне не близки. Я никогда не анализировал природу. Все, что снаружи, кажется странным. Оно не такое настоящее, как то, что внутри дома, и когда я сталкиваюсь с природой, мне кажется, это свежая метафора. Я не хотел писать и петь об этом, но, полагаю, песня помогла очень логично объяснить, почему мы должны были расстаться. Это логика боли, которую нельзя игнорировать.
Я не настолько хорошо объясняю, что делаю, даже себе, чтобы и впрямь над чем-то плакать. Песни выражают все лучше, чем я сам.

«Never Land (A Fragment)»
У меня было видение. Знаете, летом, если лежать на траве и смотреть в небо, можно почти заглянуть за звезды, но нельзя постигнуть — что там, за ними. Иногда сложно понять, что тебя удерживает между землей и небом, и почему ты не проваливаешься в забытье. «Neverland» рассказывает об этом, но под другим углом: представьте, что вся популяция начала путешествие из какой-то неизвестной точки космоса к земле на все увеличивающейся скорости. Потребовалась бы вечность, чтобы достичь планеты — а к тому моменту люди бы уже преставились — но даже добравшись до пункта назначения, они не коснулись бы поверхности. Они бы неслись на такой скорости, что пролетели бы насквозь и вылетели с обратной стороны, где есть другая вечность пустоты. Я просто пытался отразить это в песне.

Источник: «After the Flood», Ted Mico, Melody Maker, 14 November 1987